О ремесле стихосложения Вторник, Мар 4 2008 

Всё нижеследующее — банально и вторично; прилично образованный человек только посмеётся над моими посредственными шуточками. Остальным, коих большинство, сей скромный труд предлагается в наставление.

Не каждому дано быть гением. Однако каждый, кто не вполне косноязычен, способен обучить себя полезному навыку: складывать стихи.

Беда в том, что многие полагают стихосложение сакральным искусством. Грянет гром, разверзнутся небеса, и Один сойдёт по ветвям Иггдрасиля, чтобы угостить зашедшегося в священном безумстве автора поварёшкой мёда. И ладно бы это отпугивало начинающих авторов, так ведь наоборот, отсюда они делают вывод: можно писать что и как угодно, и результат не может быть измерен никакой другой мерой, кроме как количеством творческих мук, перенесённых автором на бумагу. Увы нам, грешным, кому приходится потом читать эти кривоногие вирши — всё сложнее найти добрые зёрна в навозной куче.
(далее…)

Свежие буриме Воскресенье, Фев 10 2008 

Вчера с родителями играв в буриме (с загибанием). Вкратце — каждый пишущий две очередные строчки видит только одну предыдущую. Получилось вполне удачно. Выкладываю не столько чтобы похвастаться нашим коллективным талантом (хотя куда ж без этого), а больше чтоб пытливый читатель мог себе представить это занятие и поиграл бы тоже с кем-нибудь.

Вышло, как обычно, преимущественно о политике.

Скоро что-нибудь случится:
Хоть малейшая вещица,
Ерундовина, пустяк,

Но без этого никак
Не попасть, скажу я вам,

К старому вождю в вигвам,
Не сплясать вокруг костра,

Не зажарить осетра,
Не гулять среди дубрав…

Мы имеем много прав,
Но за это лишены

Миски, ложки и жены.
Жизнь грустна без этих штук,

Но порой бывает вдруг,
Что в глазах встаёт туман,

Мнится: длинный караван
Топает через Синай,

Слушая шакалий лай.
У горящего куста

Борода торчит густа,
Во кусте сидит Господь,

Устрашая чудь и водь,
Наставляя мусульман,

Как им понимать Коран
И кому носить чадру,

Просыпаясь поутру.
Будет равенство в полах,

Ежели «акбар — Аллах»!

* * *

«Что проку в вашем Интернете?»,
У взрослых вопрошают дети.
«Ну как же?! Ведь теперь свободно

Сказать возможно что угодно!»
Оно конечно — но за это

Спасибо Партии, Советам,
И Ильичу, и кумачу,

И Усачу, и палачу,
Как Сашка Пушкин — саранчу!

А может, лихо укачу
В Париж на тройке с бубенцами,

И пить горилку с огурцами!
Таков наш самостийный путь.

Начальникам — звезду на грудь,
А рядовым — ать-два до звёзд,

Не строить дом, не вить им гнёзд,
И не лететь, задравши хвост,

Как будто Ельцин через мост,
Но — соколом под небеса

Ты можешь взмыть на полчаса,
Ну, пусть на год. Но ведь потом

Мы выпьем море, решетом
Осушим Тихий океан —

Вот что гласит известный план.
Пройдём от края и до края,

Пока не явится вторая,
Быть может, лучшая надежда

На то, что Путя наш — невежда.

* * *

Ох, нет ничего, и не будет отныне,
Останется пень одинокий в пустыне,
Закрутятся смечи, завертятся вихри

(Никак не выходит засунуть мне их в ри-
-фму, но вот, похоже, хоть так получилось.)

Но что получилось, скажите на милость?!
Бездарно, и глупо, и пошло, и тошно

Вопить, и визжать, и кричать заполошно
О том, что не светит нам больше свобода,

Что жить нам вовеки во власти урода,
А тем, кто выходит на марши —

И юным, и тем, кто постарше —
Скажи на прощанье: «Бог помощь!»

И будешь ты фрукт или овощ
В другом воплощенье — неважно,

Пускай бы и в тапочках пляжных,
Ведь главное — это душа!

Но если за ней — ни шиша,
То нужно для виду хотя б

Попробовать супчик из жаб,
Отведать жаркое из змей,

И стнет идея ясней:
Наследие дона Хуана

Сожрала вчера игуана,
Зелёная, зело большая.

Скажу вам «и точка, и ша!» я,
Пора прекратить этот бред

И съесть что-нибудь на обед.

О пользе пьянства Пятница, Янв 11 2008 

Кто вы, унылые и постылые, пишущие о том, как вредно портить вотчину организма тяжёлым и смрадным ядом — алкоголем и табаком? Неужели и жизнь ваша так светла, и не требуется спускового крючка, чтоб заиграло, забрезжило солнце на горизонте и вырвало прочь из серой обыденности, однообразной рутины повседневности? Ужели никогда не шипело сердце от раскалённого прута, вонзающегося промеж рёбер, и не кричало: «плесни, плесни ещё живительного портвейна, холодного, как бесконечность»? Ужели не хотелось скакать, прыгать по столам каракатицей, ползать кузнечиком, зелёным и дрожащим, плескаться от края и до края?

Уверенные в правоте своей, вы делаете по утрам зарядку, и галочки втыкаете попунктно в свой распорядок дня: исполнено, исполнено, исполнено. Напрасно! Ведь Сократ испил цикуты однажды в жизни; я, ему вослед, берусь за чашу с ядом регулярно. Закованный в обычаи свои, нечасто я могу себе позволить сорвать их и над миром воспарить, подобно пёстрой и беспечной птице, отбросив тяготение Земли — ненужные и глупые оковы. Но пятый день однажды настаёт, и час урочный бьют часы на башне.

А вы, живущие с восьми и до пяти, закованные в галстуки свои, в свои театры и свои спортзалы, катайтесь, как и прежде, дребезжа, по рельсам ежедневности своей. Вам шизым соколом под небо не взлететь, и мысию по древу не растечься.

Владимир Владимирович, разрешите представиться — Маяковский Четверг, Ноя 29 2007 

Утром, только открыв глаза,
Паспорт дрожащей рукой схвачу.
Вы воздерживаетесь? А я — «за»!
Я выбираю, кого хочу!

Не зря ли храню на груди краснокожего,
Не даром ли граждане в ЦИКе едали хлеб,
Если всё те же постылые рожи
На энный срок остаются в Кремле?

Обуюсь, выйду к народу —
Умыт, побрит, опрятно одет.
Чтоб знали: до станции «Свобода»
Иду получать счастливый билет.

Я б свой голос на сердце выжег,
Бросил бы в Кремль его, как бомбу,
А узурпатору выдал бы лыжи —
Чтоб до самой Читы бежал бегом бы!

Я в истории след оставлю,
Ручку на миг к бюллетеню прижав,
А те, кто боится вступить на грабли,
Ходят по лезвию ножа.

Люди! Сограждане! Это вы ли?
Вспомните, как в жилах вино свободы бродило!
А нынче — согнулись покорные выи
Перед иконой телеэфира…

Помни: любая галочка, или крестик,
Может переиначить век,
Если сто миллионов вместе
Воспрянут, голосом загремев:

«Хватит, попили кровушки всласть!
Марш на нары, шальная братия!
Кончилась ваша советская власть,
Начинается демократия!
«

Дверь Четверг, Авг 16 2007 

Сегодня по дороге домой решил сочинить попсовую песню. И, в общем, преуспел. Она, безусловно, получилась попсовая и бездарная (что хорошего можно сочинить на ходу?..), но для передачи «Зарядка в шесть утра» вполне подойдёт. Поётся бодрым голосом, быстро и рублено. Напеть, увы, не могу.

Это вторая песня, которую я сочинил в жизни. Первая была в стиле соплежуйно-бардовском, романтическая.

Дверь

Часто дверь — это просто дверь,
Но ты открой её и проверь —
Может, там, за этой дверью,
Мир поджидает тебя, как зверь.

Часто мир — это просто мир,
Но если жизнь — это твой кумир,
То ты пойди в него и проверь,
Каков он вдаль и каков он вширь.

Часто даль — это просто даль,
Но стоит надавить на педаль,
Как даль для тебя превращается в дом,
Как будто сворачиваясь в спираль.

Часто дом — это просто дом,
Но если дверь найдётся в нём,
То, может быть, за этой дверью
Мы снова что-нибудь найдём…

Рукопись, найденная под кроватью Пятница, Апр 6 2007 

Независимые исследователи обнаружили уникальную рукопись: отрывок анонимной поэмы «Лев». К сожалению, в сохранившемся тексте имеются лакуны и повреждения; кроме того, отсутствует весь конец поэмы. Тем не менее, мы публикуем имеющийся текст для вашего удовольствия; в дальнейшем, если утраченные фрагменты будут восстановлены, мы немедленно их выложим в онлайн.

Итак, «Лев».

Игры в стихи Вторник, Авг 22 2006 

Классическое буриме

Цель игры — писать стихи на заданные заранее рифмы. Кто-нибудь из игроков придумывает набор рифм, желательно не менее четырёх слов и не более восьми. Затем каждый участник должен быстро написать стихотворение, используя эти рифмы: чтобы никто не успел заскучать, надо стараться уложиться в 10 — 15 минут. Далее все читают свои стихотворения вслух и веселятся.

Рифмы можно не придумывать, а брать из существующих произведений; однако это нежелательно, поскольку если игрок знает оригинальный текст, ему сложнее придумать что-то своё. Для большей свободы мы позволяем менять порядок рифм и их формы — падежи и т.д. Более того, мы даже разрешаем прибавлять к слову в начале приставку или кусок слова — например, поменять «ставил» на «заставил» или «воз» на «паровоз». Разумеется, подобные детали всегда можно обговорить перед игрой; мы исходим из того, что главная цель — не строгое соблюдение исходных условий, а удачный результат. Вот два примера, первый — ещё школьных времён, второму же около месяца:

Друг милый, нежный!
Я, безмятежный,
Лежу на ложе.
Уж ночь, похоже.
Чернеет сопка.
Вокруг всё топко.
Еда - отрава.
Тут скучно, право!
С бароном N* ловили рыбу; 
                 лосось по рекам шел на нерест.
Сквозь толщу волн их тел изгибы
                 неслись, рождая звон и шелест.
Осведомился невзначай я:
                "Барон, желаете ли кофе?"
Ответил он: "Скорее, чаю.
                 А впрочем, можно кофе. Пофиг."

Буриме с загибанием

Цель игры — получить максимум удовольствия от написанной чепухи. Для игры необходимо несколько листов А4 (по числу участников). Каждый берёт по листу бумаги и пишет одну стихотворную строчку, затем передаёт соседу слева. Далее игра происходит следующим образом: получив лист с написанной на нём строкой, нужно написать одну строку, рифмующуюся с ней, и ещё одну строку с другой рифмой; после этого загнуть лист так, чтобы на виду осталась опять только последняя строка. Листы передаются по кругу, пока на них не кончится место. На последнем круге следует написать только одну строчку, рифмующуюся с открытой, и тем завершить стихотворение. После этого все могут развернуть свои листы и зачитать получившиеся тексты вслух.

Следует по возможности точно соблюдать размер и рифму: хотя иногда перебивы получаются удачными, заранее этого предсказать нельзя и лучше таких ситуаций избегать. Рифмы следует задавать не очень сложные, чтобы не вызывать заторов, когда один участник долго не может ничего написать и тем задерживает всех. Нужно стараться писать строчки, по смыслу связанные с открытой строкой, и не писать заведомой чуши: чем более связным получится стихотворение, тем смешнее будет. Можно заранее оговорить общую тему, например, «день рождения N» или «президентские выборы».

Две строчки

Цель игры — завершить четверостишие по первым двум строчкам. Ведущий предлагает две строки, желательно не рифмующиеся между собой (то есть как бы начало четверостишия, рифмованного АВАВ). Лучший источник для строчек — стихи из старых журналов. Все участники должны быстро (10 — 15 минут) написать две завершающие строчки. Затем можно просто зачитать свои варианты и сравнить с оригиналом, а можно устроить игру с подсчётом очков: ведущий в случайном порядке зачитывает все варианты (включая оригинал), а игроки пытаются угадать, какой вариант является оригиналом. За правильный ответ игроку начисляется три очка, и по одному очку за каждого другого участника, который принял его вариант за оригинал.

Дядька Невемор Пятница, Авг 11 2006 

Попытка интернет-реконструкции

Дядька Невемор — песня Псоя Короленко на стихи Шиша Брянского. Полного текста в Сети найти не удалось, а вот по частям обнаружилось довольно много.

Что-то шепчут пинии, шумят дубы,
Словно как бы линии моей судьбы,
Но кто-то там такой под дубами,
С красными такими губами.
Тятька, тятька, выгляни во двор, 
там очень странный дядька - дядька Беломор[кэш Яндекса]
Дядька Беломор, мне тебя не надо,
Сердце ледяное у тебя в груди.
Уходи, уходи
Ты из нашего сада!

Катенька залезла в огород чужой,
Грудь у ней железна, полны косы вшой.
Дружит она с волком и лосем,
Глазонек у ей тридцать восемь.
Катька, Катька съела помидор,
А там внути был дядька - дядька Сальвадор!
Дядька Сальвадор, я тебя не знаю! 
Нафиг ты мне нужен, андалузский гусь...
Я и сам прикоснусь 
К несказанному раю!

Кто-то в нашу церкву прокрался впотьмах.
Видом gartenzwerg-у он подобен, ах!
Он не эльф, не Элвис, не эллин,
But he is undoubtedly alien(?)
Батька, батька, это был не вор,
А это просто дядька, дядька Мальдорор.

Дядька Мальдорор, я тебе не верю,
Ты совсем забыл, каким ты раньше был
Древний пыл твой остыл
Ты продался евреям!

Путника дорогой привело ко мне,
Дал он мне так много при ночной луне,
Досыта меня напоил он
Сладкого забвения илом.
Сядь-ка, сядь-ка, я хочу анкор!
Ты самый лучший дядька, дядька Невемор.
Дядька Невемор, мил ты мне до стона,
В сердце золотая заиграла язь
А в душе разлилась
Огневая истома!

Итого, что мы имеем? Что текст песни в Сети по большей части присутствует, но при этом найти его по названию песни невозможно. Все эти слова можно найти, только если вы их заранее знаете, хотя бы приблизительно. Этот частный пример подтверждает банальную мысль, что в Интернете есть множество недоступной, «тёмной» информации, которая фактически недоступна случайному пользователю. Сетевые гробокопальщики выискивают её и публикуют в блогах, вот как я, например. Вспоминается случай, как один Варькин коллега (тут — без ссылок) написал у себя в ЖЖ некий рассказ, компрометирующий их фирму перед клиентами. Когда кто-то из сотрудников обнаружил его оплошность, юноша свой текст удалил. Но ещё месяц или два спустя мне удавалось слово за слово вытащить его из гугловского кэша. Слово не воробей…

P.S. И всё-таки нашлась страница с полным текстом! Респект MSN — это единственный поисковик, в котором её можно найти. Единственно, что слово «Gartenzwerg» никем не было распознано, так что оно, можно сказать, является моим личным вкладом в расшифровку текста песни.

P.P.S. «Золотая язь» непонятна совершенно: всё-таки язь — это рыба, к тому же мужского рода; хотелось бы услышать «вязь» или «бязь», но увы — отчётливо звучит «язь». И, конечно, на кубанском форуме ошибка в первой строчке — не ивы и, а, безусловно, пинии. Насчёт Беломора спорно: кубанцы дают интерпретацию «Делямор» (dell’amor?), на мой же слух скорее bell’ amor. Мальдорор — герой «песен Мальдорора«, мрачный готический персонаж; русский текст на gothic.ru.

эмигрантская новогодняя Четверг, Май 18 2006 

Эмигранты! Эмигранты!
Нацепите аксельбанты,
Ведь сегодня в целом мире
В душах розы расцвели:
От Сеула до Атланты
Бьют кремлёвские куранты,
Новый год у вас в квартире
На любом конце Земли.

На экране, как обычно,
Всё уныло и привычно:
Там стоит фигура в сером
У подножия стены.
Он одет весьма прилично,
Он глядит на вас критично,
Он готов служить примером
Для своей родной страны.

Мистер жалок, мистер скучен,
Мистер скрючен и замучен,
Он живёт в сиянье славы
Вот уж восемь лет подряд.
"Над страной сгустились тучи,
Заграница нас проучит -
Все враждебные державы
Нам об этом говорят".

Так воротимся, камрады!
Ведь граница не преграда
Для того, кто здесь, в России,
Горько пил и сладко спал.
Мы примчимся из Багдада,
Выйдем из рядов Моссада
И воротимся из Сирий -
Прямо с корабля на бал!

С новым годом! С Новым Годом!
Стали мы одним народом -
До двадцатого колена
И к Адаму, и вперёд.
Кто пришёл, того - с приходом!
Кто приплыл, того - с приплодом!
Кто не с нами - несомненно,
Будет с нами через год!

Хозяин и Слуга Понедельник, Май 15 2006 

- Скажи мне, слуга, что шумит за окном?
Злодеи стремятся пробраться в мой дом,
А мы тут остались с тобою вдвоём,
И некому нас защитить.

- Ну что вы, хозяин, почудилось вам:
Лишь мирные люди спешат по домам,
Лишь цепи собачьи гремят по дворам,
Лишь ветер в деревьях шуршит.

- Смотри-ка, слуга, там мелькнула свеча,
Уже сапоги по дорожке стучат.
Ответь поскорее, не вздумай молчать,
Закрыл ли ты дверь на засов?

- Не бойтесь, хозяин, то отблеск луны,
В ночи только шорохи трав мне слышны,
Все двери закрыты, и защищены
Мы с вами от дерзких воров.

- Послушай слуга, где-то хлопнула дверь,
И петли скрипят, словно раненый зверь,
Пойди-ка ты вниз, поскорее проверь,
Мне страшно, я чую беду.

- Поверьте, хозяин, там нет никого,
Я трижды проверил защёлки замков,
И ставни злодеям открыть нелегко,
Чужие сюда не войдут.

- О боже, слуга, поскорей оглянись!
Злодеи уж тут, они в дом ворвались!
Пропало добро, а возможно и жизнь!
Пропали мои сундуки!

- Ты был мне хозяин четрынадцать лет,
Я мыл тебе пол и готовил обед,
И что получал я за это в ответ?
Упрёки, пинки, тумаки.

Я бывший слуга твой, а нынче злодей - 
Впустил к тебе в дом я незваных гостей.
К утру от тебя не найдут и костей.
Убийство покроет поджог.

Мой бывший хозяин, расплата пришла:
Хозяйство твое мы сжигаем дотла,
Ты людям наделал порядочно зла,
А мы возвращаем должок.

Следующая страница →