Как и год назад, вчера я опять ехал на своём аццком драндулете из Питера в Москву. Отличий много: за год я немало попрактиковался в вождении, ехал один, и в более спокойное время суток (выехал в четыре часа дня). В результате от дверей родительского дома (Питер, возле Исаакиевского собора) до дверей своего нынешнего жилья (Москва, возле… ммм… даже не знаю… возле Звенигородского путепровода, что ли?) добрался за десять часов ровно, вместо четырнадцати часов в прошлый раз — правда, тогда ехали с остановками, и даже с обедом.

Причём особенно не лихачил. Ехал, конечно, резво, поскольку хотелось как можно больше проехать дотемна. Кроме того, беспокоили рассказы о ремонте моста в Твери. Но тем не менее, вёл себя разумно, и даже скидывал скорость в населённых пунктах до пристойной (вообще, многочисленные деревни — одна из серьёзнейших проблем этой трассы, из-за них теряешь порядочно времени). Машина перенесла поездку стойко, в отличие от месячной давности поездки из Москву в Питер, когда в районе Чудово у неё отлетела какая-то пружина на карбюраторе, и последние сто километров регулировать скорость приходилось исключительно передачами.

Из запомнившегося. На выезде из Питера приметил на обочине автостопщика. Серьёзного — в оранжевой куртке, как положено, с рюкзаком. Даже, наверно, взял бы (не хотелось ехать одному, долго искал себе попутчика в дорогу, да так и не нашёл), но был в левом ряду, и вообще проехал мимо, пока решился, а возвращаться лень было. Попал в небольшую пробку на новгородской объездной. Дорога эта, как всегда, ужасна, хотя в некоторых местах ведутся работы. Потом ещё попал в пробку в Вышнем Волочке — там, сколько раз проезжал, всегда стояние через весь город, и я даже не знаю, почему, так как привык объезжать через центр Волочка.

Видел ещё нехорошую аварию: микроавтобус приплющило меж двух фур (по длине, не с боков). Ударились, казалось, не очень сильно — в смысле, зад и перед были порядочно помяты, но вся машина не была расплющена в лепёшку), однако ходивший вокруг мужик (очевидно, водитель автобусика) выглядел удручающе: вся голова была полностью забинтована, и только на месте одного глаза была проковырена дырка, причём вполне кровавая. Видимо, стеклом порезало. Припомнился мне мой друг Немалевич, который как-то раз ехал на бомбиле и попал в аварию, и ему тоже повредило глаз осколками, и я, как всегда, подумал, что носить очки, наверно, не так уж плохо.

Потом было странное происшествие на ДПС, первом в московской области. Останавливает меня гаишник (эх, опять не удалось проехать без единого гаишника — но, замечу, ни разу меня ещё не штрафовали на этой трассе; собственно, нигде меня ещё ни разу не штрафовали), документики, то-сё. А теперь, говорит, Сергей Яковлевич, откройте капот. Я моментально вспомнил ходящие сейчас страшилки про гаишников, которые подбрасывают пакетики с белым порошком, но открыл. Он внутрь не полез, а только фонариком посветил. Там такое место есть, где табличка с номерами привинчена, и там же углубление, куда дождевая вода стекает со стекла. Глянул он туда, ничего не сказал да и отпустил меня. Я теперь сомневаюсь: то ли номера проверял — но уж больно мельком глянул, особо не рассматривал — то ли рассчитывал в этом углублении что-то обнаружить. Не знаю, не знаю. Будьте бдительны.

А вообще доехал очень хорошо и быстро. Погодка отличная, солнышко в бок и в спину, только в Москве паскудная. Очень доволен. Без большой нужды, конечно, туда-сюда кататься не стоит, но если надо, то можно и нестрашно. Главное, не уверен — не обгоняй. А остальное — пустяки.

Advertisements