Кто вы, унылые и постылые, пишущие о том, как вредно портить вотчину организма тяжёлым и смрадным ядом — алкоголем и табаком? Неужели и жизнь ваша так светла, и не требуется спускового крючка, чтоб заиграло, забрезжило солнце на горизонте и вырвало прочь из серой обыденности, однообразной рутины повседневности? Ужели никогда не шипело сердце от раскалённого прута, вонзающегося промеж рёбер, и не кричало: «плесни, плесни ещё живительного портвейна, холодного, как бесконечность»? Ужели не хотелось скакать, прыгать по столам каракатицей, ползать кузнечиком, зелёным и дрожащим, плескаться от края и до края?

Уверенные в правоте своей, вы делаете по утрам зарядку, и галочки втыкаете попунктно в свой распорядок дня: исполнено, исполнено, исполнено. Напрасно! Ведь Сократ испил цикуты однажды в жизни; я, ему вослед, берусь за чашу с ядом регулярно. Закованный в обычаи свои, нечасто я могу себе позволить сорвать их и над миром воспарить, подобно пёстрой и беспечной птице, отбросив тяготение Земли — ненужные и глупые оковы. Но пятый день однажды настаёт, и час урочный бьют часы на башне.

А вы, живущие с восьми и до пяти, закованные в галстуки свои, в свои театры и свои спортзалы, катайтесь, как и прежде, дребезжа, по рельсам ежедневности своей. Вам шизым соколом под небо не взлететь, и мысию по древу не растечься.

Advertisements