Интересно вдруг разгорелись споры об информации в социальных сетях — кто ею владеет. Сначала Скобла забанили на Фейсбуке, потому что он выкачивал контактные данные своих «френдов», потом ему же ещё и наваляли со всех сторон — основным аругментом используя то, что, мол, «не для того тебя, Скобель, люди френдили, чтоб ты их адреса потом спамерам продал«. И это всё на фоне разговоров о том, как надо бы нам создавать средства межсервисного френжения.

Однако. Все эти разговоры имеют какой-то смысл при определённых допущениях. Первое допущение — что социальной сетью является некий сайт, и что есть разные соцсети, между которыми требуется какое-то взаимодействие. Второе, что данные в этих сетях могут быть чьей-то собственностью, уже неважно — участника или самой сети. Можно поспорить.

Есть мнение, что на самом деле социальная сеть — это множество связей между человеками. Разумеется, они могут познакомиться на каком-то сайте. Разумеется, они могут использовать такой несовершенный способ фиксации своих отношений, как создать учётные записи на некоем сайте и произвести над ними некие манипуляции. Но их отношения вряд ли меняются в ту секунду, когда они закрывают окно браузера.

Вполне очевидно, что информация, введённая мной и обо мне на каком-то сайте, не может принадлежать владельцу сервиса. Но принадлежит ли она мне? Если говорить о тексте в дневнике, или фотографии, или видеозаписи, то, по нынешним понятиям, — да, я имею какие-то авторские права, копирайт и всё такое, поскольку это моя творческая продукция. А если это сведения о том, что меня зовут Серёга и я родился такого-то апреля в таком-то городе? Это всего лишь констатация фактов, и владеть ими нельзя. Я не могу запретить другим людям передавать из уст в уста историю моего школьного образования или карьеры.

Понятие privacy достаточно размыто, чтоб о нём можно было спорить до бесконечности. Представляется разумным согласиться, что если я сообщил нечто другому человеку по секрету, то могу рассчитывать на неразглашение. То есть продать коллекцию емейлов моих корреспондентов за пятёрку на базаре было бы с моей стороны некорректно. Но применительно к вебсервисам тут есть сразу две закавыки. Во-первых, они, в отличие от меня, не безгрешны, и никакая информация, на них размещённая, не застрахована от утечек — вот, например, сейчас все смотрят друг у друга скрытые фотки на вконтакте. Во-вторых, презумпция невиновности: то, что я выкачиваю доступную мне информацию с какого-то сервиса, не означает, что я собираюсь её неправедно использовать. В конце концов, она же мне доступна! Если вы вручили мне имена своих детей и собак, значит, вы верите в мою порядочность, не так ли?

И в тысячный роаз мы возвращаемся опять туда же — вебсервисы не предназначены для обмена приватной информацией. Гораздо надёжнее использовать зашифрованную почту, а ещё лучше — общаться лично, причём в лесу. А ведь механизмы ограничения доступа — это единственное техническое препятствие (хоть и не вполне непреодолимое) к повсеместному распространению Глобальной Распределённой Интернетовской Социальной Сети, построенной на OpenID для авторизации, специализированных сервисах для размещения данных (Яндекс.Фотки — для фоток, Я.Ру — для блогов, Яндекс.Порно — для порева 🙂 ), и RSS-агрегаторов вместо френдленты.

Другое дело, что основное препятствие вовсе не техническое, а совершенно даже, наоборот, коммерческое. Ни одна «соцсеть» не хочет отпускать пользователей наружу, ибо количество посетителей — это вся их монетизация и вся их рыночная стоимость. Сейчас обычная бизнес-модель для появляющихся сервисов — заманить людей побольше, а там либо гугель подоспеет, либо микрософт расщедрится. Но многие, мно-о-огие интернет-провидцы грозят суковатым пальчиком: ужо вам, кончилось ваше время! Лопнет пузырь, и останетесь у разбитого корыта, в зловонной жиже с головы до ног! А людей надолго удержать не получится: мода меняется, электорат уходит на новые поляны. Только и будет, что сто миллионов неактивных пользователей.

Update: И не успел я отойти в мир иной, сиречь офлайн, как наткнулся на очередную монетку в ту же копилку. Автор пространно рассуждает о драгоценных данных, которые создаются на сервисах типа фейсбука, и совсем упускает из вида то, что, во-первых, не они создают, а во-вторых, никому эта информация не послужит, пока она заперта в застенках вконтактов и мойкругов. И потом, это два совершенно разных, хотя и связанных, вопроса: создание этой ценной информации, и защита приватности. Хотя нет никакой приватности. Известная субстанция всплывала и в до-интернетную эпоху — с появлением гугля и товарищей просто стало известно, где именно она всплывёт и когда.

Реклама