По итогам прошедшего HighLoad-2007.

Во-первых, товарищи мои скорее недовольны. Сам я попал всего на два доклада и совершенно не впечатлился, другие видели больше, но тоже не рады. Многие, не только яндексоиды, отмечают фиговую организацию и невысокий средний уровень докладов, хотя иногда и хвалят.

Во-вторых, я разжился футболкой Рамблера.

В-третьих, Ваня Сагалаев удивляется, зачем разработчикам вообще нужны конференции. Почему они не могут общаться виртуально.

С детства нам твердят, что «кто не умеет — учит», и что хороший человек должен синтезировать, а не анализировать. Между тем, никто не спорит, что лучший способ набраться понимания технологий — это общаться с более знающими товарищами. Но они норовят стыдливо прикрыться рукавом и сбежать обратно к монитору. Кроме того, они часто не умеют не только связно излагать мысли, но даже и просто грамотно писать. Увы. То ли они такие закоченные технари, то ли слишком давно не видели ничего, кроме скверно переведённой документации, но результат несомнен: мало, мало технарей, которых можно читать.

К тому же, большинство блоггерствующих пишут какую угодно бурду, только не про дело. Даже не пишут обычно, а распространяют чужой контент — youtube, bash.org и фотки. Фотки, ладно, свои. Но всё равно — процесс написания букв не доставляет им удовольствия (наверно, программируют на перле 🙂 ). С одной стороны лень, с другой NDA, с третьей — надоедает за день компьютерная дребедень. Понимаю. Но кто взрастит новое поколение?

Испокон веку знания передавались от мастера к ученику. Сейчас растить смену стало как никогда просто: мастеру не нужно обязательно находиться в одном с учениками месте. Весь мир открыт! Но почему-то наши знатоки запираются в своей тесной конуре и носа не кажут. Есть, конечно, исключения.

И необязательно быть лучшим в описываемом вопросе. Пусть на свете есть сто тысяч человек, которые лучше меня программируют на питоне или понимают судьбы человечества, мне всё равно есть смысл писать о том, что и как я понимаю — потому что найдётся пять-шесть моих друзей, которые никого из тех ста тысяч не читают, а меня прочтут, и — прозреют.

Advertisements