В субботу было первое сентября. И я, конечно, пошёл в школу.

Вообще, первые сентября гораздо скучнее последних звонков и выпускных вечеров, особенно последние годы. Но всё-таки. Тем более, что в этот раз я вписался волонтёром на пасьбу молодого пополнения, а это некоторая развлекуха.

Фантазия у Лурье истощилась давно, поэтому, как обычно, плыли на кораблике. Стартовали от «Авроры». Подходя. я видел радугу, упирающуюся точно в здание школы, и решил, что это к добру. Дети галдели, родители трепетали, Лурье реял соколом, мы с Озерским держали всё под контролем. Пальнули холостым, и молодёжь потянулась грузиться. Родители, конечно, были отправлены в школу на одиннадцатом номере — и так места мало.

Всю дорогу Лев Яковлевич, само собой, измывался над детками в формате академбоя между альфой и бетой. Для начала они были поставлены в известность, что результаты боя имеют значение не только для их параллели, но и для старших товарищей, и потому если кто подведёт, допустим, альфу, то «все ученики шестого альфа, седьмого альфа, восьмого альфа, девятого альфа, десятого альфа и одиннадцатого альфа» будут его ненавидеть. Затем пошли вопросы. Первая задача, разминочная, звучала примерно так.

Представьте себе такой же корабль, на котором плывут дети, которые не сумели поступить в гимназию (конкурс был около пяти человек на место). Он называется «Унылый». Сколько человек плывут сейчас по Неве на корабле «Унылый»?

Потом следовали более сложные вопросы — как называется тот или иной бастион Петропавловки, кто такая Марта Скавронская, что находится воон в том доме (Институт Культуры), что было раньше в Пушкинском Доме, как называется столица Конго и т.д. Дети отвечали очень бойко (хотя и несли много ахинеи, не без того), мы с Зерычем смущались и тупили взор. Победила, разумеется, бета, со счётом 110 — 60 🙂

Потом мы протопали вдоль всей Ждановки и до школы, пересеклись с колонной празднующих курсантов Можайки и взошли на гимназическое крыльцо. Вышел Бурячко, быстренько всех поздравил и по случаю дождя предложил закругляться. Группа гимназистов, прибывшая из Афин, исполнила под гитару какие-то неразборчивые греческие гимны, дети были посвящены в гимназисты, и торжественная часть на этом закончилась. Детей впускали в школу под звуки какого-то поразительно траурного марша, так что казалось, что окна сейчас закроются герметичными ставнями, из трубы пойдёт дым, и на мониторе поплывёт скорбный список фамилий. Но обошлось.

Внутри всё по-прежнему прекрасно, кафе работает, открылся, по слухам, новый кабинет естествознания. Не могу не проболтаться, что ведутся переговоры по установке в школе автомата по продаже бананов. Больше похвастать нечем. Обсудили с Жекой Ц., что проще: научить детей не перетыкать мышь на работающем компьютере или купить USB-шные, и вообще методику преподавания информатики. Потом был с Нецветаевой в зоопарке. Но это, как и дальнейшие увеселения, к Первому отношения не имеют, потому — точка.

Реклама