Пинг в Яндексе ужасно долгий.

Утешает, что к нему прилагается понг.

К сожалению, теннисный стол имеется только в том офисе, где меня нет. Впрочем, беда не велика — корпоративный микроавтобус курсирует регулярно. Поэтому я частенько отправляюсь на Самокатную пообедать и поиграть — полчасика по-любому. Иногда часик. А сегодня в конце рабочего дня были там посиделки для новопоступивших сотрудников, и я в результате завис в главном офисе допоздна, проведя за столом (ну конечно, в данном случае теннисным) часа три. Измотался, вымок — счастлив. Ноги болят.

Удивляет на редкость высокий средний уровень ребят, участвующих в процессе. Скажем, в школе было у нас человека четыре действительно мощных, да человек пять «второго сорта», вроде меня, но при этом играло регулярно два-три десятка, и большинство игроков всё-таки были довольно слабыми. В Яндексе почти все, с кем я играл, вполне приличные игроки. Ну, в большинстве, конечно, послабее меня 🙂 . Если серьёзно, то хотя из тех, с кем я играл больше одного раза, нет, кажется, такого, у кого мне не довелось бы выиграть, но при этом я уже сталкивался с тремя-четырьмя ребятами, которые меня откровенно сильнее, да и большинство остальных тоже могут доставить очень много проблем. Может быть, слабых просто не подпускают к столу? Или все, кто хотел, успели неплохо научиться? Вопрос…

Я, конечно, хочу всех победить и стать чемпионом. Но есть проблемы. Я вообще-то не очень сильный игрок, и надо тренироваться. Игра на очки, навылет, да ещё и короткими партиями, не даёт возможности потренировать отдельные приёмы. а я и что умел, успел давно разучиться. Моя игра всегда была довольно убогая, «от соперника». Я не умею суперски крутить, я не умею резать (накатывать? фигачить? — как правильно говорить?) сильно и точно с любой подачи, уменя нет своей игры, которую бы я мог навязать противнику. Я как играю — отбиваю всё, что ко мне летит и, определив слабое место противника (например: игра у сетки или, наоборот, на линии; движение справа налево: приём тех или иных подач), стараюсь на него давить.

К сожалению, это срабатывает для тех, у кого есть откровенные слабости, или для тех, кто, как и я, не имеет своей игры. Если человек точно знает, как он играет, и хорошо умеет это делать, тут мне приходится несладко. Одному парнишке я, например, сдул без вариантов партий пять, пока понял, что с ним делать. И одним конкретным тактическим приёмом выиграл у него потом две или три партии. Это забавная была история. Он — юноша длинный, конечности огромные во все стороны, и поэтому он отлично контролирует всё пространство стола и с любой подачи умеет плотненько так накатить на дальнюю линию. Я его пытался и справа налево погонять, и к сетке, и закручивал по мере сил в разные стороны — ничего его не берёт! И в какой-то момент я сообразил: а подам-ка я ему просто, как дрова: средней силы накатиком по диагонали, как в детском саду учили. Он, в силу своей манеры, накатывает мне обратно, уже посильнее. А мне того и надо — принимать этот удар несложно, и на противоходе получается сильно и точно, потому что ни закруток, ни каких-то заморочек с этим мячом нет. И в результате стал на своих подачах почти всё у него выигрывать. Потом уж и вовсе к нему приноровился, попроще стало. Но всё равно он, пожалуй, посильнее меня.

Так что моя задача — если не найти свою манеру, то хотя бы приучиться играть поагрессивнее, отработать соответствующие приёмы. Хочу прославиться.

А для тех, кто, как я, чувствует, что не имеет своего лица в любимом деле, вот стишок Уфлянда.

Реклама