Первый день в Москве прошёл под знаком велосипеда.

После бессонной ночи сначала в ГАИ, а потом у компьютера, я вздремнул часа четыре и очнулся в одиннадцать не то, чтобы отдохнувшим, а скорее размякшим — погоды тут, как известно, стоят исключительные. Помаявшись с часок и употребив изрядно холодных жидкостей как наружно, так и внутрь, я наконец осмелился выползти из дома. Разжился московским номером, переставил машину поближе к дому (посреди рабочего дня всё-таки нашлось местечко у дверей), охладился повторно, и решил взнуздать своего железного пони. Тот неплохо перенёс переезд и был готов к странствиям.

Любой сравнительно крупный город — Москва, Питер, Череповец, даже какой-нибудь Вышний Волочёк — слишком велик, чтобы его можно было изучать пешком. Лучшее средство для знакомства с городом — велосипед, поскольку пешком далеко не уйти, а на авто ничего не увидишь, да и не везде проберёшься. Так, мы с Варькой вечно таскаемся на великах по самым экстремальным закоулкам Питера — то на Ржевку, то в порт, то в Купчино или Усть-Ижору. Главное, на велике можно заехать в такие места, куда иначе в здравом уме не попрёшься.

Так вот и я начал исследование Москвы с высоты велосипедного полёта. Памятуя о нелёгких московских водителях, даже шлем нацепил для сохранности. И покатился, наметив себе задачу проторить путь до работы (которым позже, вероятно, буду ездить на машине), а заодно расплатиться с давешними гаишниками.

Катиться из Коньково на Таганку легко и приятно. Даже слишком легко, поскольку это неспроста: почти всё время под горку. Скатившись первые пять километров по тридцати-с-чем-то-градусной жаре, я, конечно, понял, чем мне грозит обратная дорога, но выбора не было. Кто я такой, чтобы отступать перед такими пустяковыми трудностями?..

Вообще, конечно, ехать по московским дорогам тяжелее, чем по питерским. Дело даже не столько в безумных водителях (никто особо не пытался меня задавить), сколько в ширине улиц и замысловатости развязок. В Питере нет улиц шире трёх полос, и всегда можно без труда вписаться в нужный ряд и повернуть в любом направлении. В Москве же шесть полос и больше — запросто, и часто никаких светофоров не предусмотрено; перестроиться никак, приходится, как лоху, лезть в подземный переход или объезжать дворами. Дорога до офиса заняла минут сорок и без малого 25 километров.

Обратная дорога грозила быть раза в два дольше. Поэтому я обратно ехать не стал. а отправился дальше. Центральный офис Яндекса, кстати, повеселил тем, что расположен напротив небезызвестного завода «Кристалл», на чудовищно крутой Самокатной улице, над мутно-коричневой Яузой. По Садовому кольцу я докатился до своих друзей гаишников, рассчитался с ними сполна, а потом через центр, с остановками на попить того-сего, в обратный путь. И за пару станций метро от Коньково я ожидаемо сдох. Безумный бесконечный подъём вверх, вверх меня доканал. Последние полчаса я больше ковылял пешком, чем катился. Но всё-таки из последний сил добрался до дома, намотав за день 60 километров, 6 часов, и потеряв по пути, наверно, килограмма три.

Впрочем, не прошло и двух часов, как Сонька Золотая Ручка Олеська Могилевская с мужем Германом вывезли меня на дачу в честь германовского дня рождения, где мы благообразно ели и выпивали с олеськиной роднёй до часу ночи. Домой я вернулся в два, и потому не смог отписать своевременно, что да как.

А вот почему я не смог отписать также и вчера, об этом вы узнаете в следующем выпуске. Читайте, возможно, уже сегодня вечером:

  1. Как я стал Яндексом
  2. Первый день на новом месте
  3. В гостях у Гуков
Advertisements