В качестве транспорта для переезда — отчасти по настоянию жены, чтобы набираться мастерства, отчасти из-за желания взять велосипед — была избрана машина. Конкретно — старая моя несчастная «восьмёрка». Что ж, в Кострому она ездила, в луже тонула, и даже на днях (не в моих руках) слегка повстречалась с маршруткой, так что это настоящий боевой конь, хоть и дышит на ладан. Пришла пора серьёзного испытания: про трассу Е105 Москва-Петербург пишут и рассказывают многое, чаще нелестное. Мы же с Варькой со времён годичной давности заезда в Буй прибавили в умении и здоровом нахальстве, так что — за руль. Бедная железяка была в последние дни аврально приведена в более-менее подвижное состояние, и вот наступает утро понедельника. Вещи погружены (не так и много получилось — всё-таки чувствуется, что я не хочу по-настоящему отрываться от родного дома, и чрезмерных гор барахла с собой не взял, только два баула самых необходимых носков), велосипед разобран и запихан, и — в путь!

Начало пути, до выезда из города, Варька, как более опытный водитель, взяла на себя. Но уж от Шушар, где мы заправились под завязку, я получил управление и не преминул им пользоваться. Первые сто километров я втягивался в процесс — достаточно безболезненно, потому что дорога преимущественно прямая и широкая. Уже ближе к Новгороду, километров 120 от Питера, появляется характерная гребёнка: трёхполосная дорога, где средняя полоса попеременно относится то к одому направлению, то к другому, меняясь каждые 600-800 метров. Поначалу меня такая дорога страшно нервировала, но потом привык. Движение было неплотным, особенно до Новгорода — потом и дорога стала хуже, и вообще как-то потеснее стало. Новгородская объездная, про которую пишут, что она, мол, ужасная, и всяк не преминёт оставить на ней колесо или два, ничем не поразила. Да, небольшая разбитая дорога, таких в Ленобласти полно. Конечно, неприятно встретить такой участок на главной трассе страны, но в общем ничего особого. Колёса все при мне. К тому же её сразу в нескольких местах ремонтируют, глядишь, через год вообще будет отличная дорога. Если за зиму не развалится.

Варька тем временем любовалась пейзажами, с поразительным постоянством восхищаясь проезжаемыми реками, лесами, полями и деревнями. Поразительная любовь к отечественной сельской природе! Особенно на фоне отчаянной жажды благ цивилизации — душа с горячей водой и ватерклозета. Хвала Аллаху, что в наш век это в принципе достижимо. При наличии достаточного количества резаной бумаги, к каковому ваш скромный слуга и будет по мере сил стремиться. Сам же автор, хотя и бросал быстрые взгляды на проносящиеся мимо красоты, в основном восхищался одним только порождением человеческого гения — дорожной разметкой. Или — по обстоятельствам — сокрушался её недостатку. Поскольку, доложу вам, где она есть, ехать — а особенно обгонять грузовики — гораздо легче и комфортнее, чем где её нет.

Грузовики, опять-таки, вели себя куда пристойнее, чем можно было ожидать. Многие сообщают о «бешеных фурах», которые «играют в шашки» или что-то такое. Ты знаешь, ничего подобного! (кто может назвать источник цитаты, сообщите почтой :)) Конечно, некоторые экземпляры пускались порой в отчаянные обгоны товарищей, с выездом на встречную и прочими атрибутами настоящего автомачо, но каких-то действительно стрёмных ситуаций с нашим участием не случалось. Если же мы сами затевали авантюрные манёвры, то прекращали их, лишь только осознавали эту авантюрность — на рожон не лезли, вели себя вполне скромно. Да и вообще, кроме одной фуры, лежащей в кювете, других происшествий нам не попалось.

ПРоехав полпути, решили, что обязательно пора поесть. Надвигался всем известный Вышний Волочёк, в нём и решили столоваться. Пришлось по нему несколько поплутать, но в итоге мы попали в чрезвычайно пристойное заведение — внимание, реклама! — в самом центре города, на Осташковской улице, что-то вроде ста метров к западу от автовокзала, сразу за мостиком. Мы прекрасно расположились на террасе с видом на парк и реки («Вышний Волочек не случайно называют Северной Венецией«, как услужливо посказывает нам Интернет). Суп холодный (2 штуки), шашлык свиной (2 штуки) и соки. Всё недорого, 350 рэ. Будете у нас на Колыме, как говорится, добро пожаловать. А мы, бегло осмотрев достопримечательности (памятник Венецианову, собор, вокзал), отправились в дальнейшее путешествие, которое, как полагали, двигалось уже к счастливому завершению.

С некоторого момента мы немало переживали, что никак не находим подходящей, вызывающей уважения заправки, на которой было бы приятно и спокойно залить немного в пустеющие баки. И тут железная старушка приподнесла нам ещё один приятный сюрприз: когда мы наконец выбрали себе источник горючего и восполнили затраченное, а было это в полутысяче километров от Шушар, то обнаружили, что истрачено всего 25 литров, то есть по пяти литров на сто километров. Люди знающие согласятся, что это на редкость достойно — конечно, по трассе, не по городу, но в любом случае замечательно. Фактически, мы могли доехать до Москвы без единой дозаправки!

Московская область встретила хорошей широкой дорогой, интенсивным движением и возросшей плотностью (и полнотой) гаишников, а также сумерками. В Питере к концу мая как-то отвыкаешь от мысли, что вечером может быть темно, тем более в одиннадцать. Детский сад какой-то! Но в самом деле стемнело. Труженики полосатой палки тоже решили удивить нас — за всю дорогу ни один нас не остановил, а вот на подъездах к Москве в течение минут двадцати аж двое заинтересовались нами и ознакомились с моими документами — но, ясное дело, не нашли, к чему придраться. Второй, правда, отпустил несколько нелестных, и вполне обоснованных, замечаний по поводу моих манёвров, с которыми я подруливал к его кормушке, и порекомендовал быть пособраннее. Мы решили, что и в самом деле пора меняться, и тут же на посту произвели смену автовожатого. Тем более, что столица отчётливо надвигалась, и Варькин больший опыт вождения в городских условиях был явно необходим.

Отправлялись мы на Ленинградский вокзал (безумство — от Московского в Питере на Ленинградский в Москве ехать на машине, не так ли?), потому что Варька, увы, пока остаётся в Питере и не может присоединиться ко мне, поэтому просто провожала меня до Москвы и тут же отправлялась обратно, на работу. Последние полтора-два часа пути были гораздо тяжелее предыдущих двенадцати, но мы успешно преодолели Химки, Ленинградку и Третье Кольцо (хотя иногда мне казалось, что мы находимся на волоске от серьёзных неприятностей — ка они водят, эти москвичи!..), и в полночь подкатились к Трём вокзалам. Мы с тоской оглядели плотно расставленные у поребриков (прошу прощения, бордюров) московские авто и усердно трудящиеся над ними эвакуаторы («как бы нас не эвакуировали», посетовал я) и подкатились к платной стоянке, где как раз кто-то отъезжал, а парковщик в форменной жилетке активно вертел руками, зазывая нас встать на освободившееся место, а после слупил полтораста рублей за час стоянки. Мы отправились на вокзал, простояли без малого час в очереди (как всегда, мы попали в самый неудачный хвост — в этот раз особенно талантливо: один из покупателей был глухонемой), накупили всевозможных билетов, встретились с тестем, который был вызван составить мне компанию в поездке по ночной Москве, и отправились на площадь.

Площадь была практически пуста, не считая нескольких машин с гайцами и тех на букву «э», которые продолжали своё чёрное дело. Мы походили туда-сюда и поняли, что ловить нам тут нечего. Вместо задорного парня, продававшего кусочки бумаги по 150 рублей, стояли деловитые мужчины того типа, что бормочут «водка, спирт, спирт» на Апрашке, и объясняли, что все машины забрали на штрафстоянку, потому что вот здесь, где цепь натянута, парковка, а вот тут, где вы встали, это проезжая часть. И тут же предлагали за полторы тысячи отвезти нас в ГАИ и быстренько решить с документами, а за три — прямо ехать на стоянку и забирать машину. Вокруг ходили другие пострадавшие.

Отдавать деньги этим жучилам не хотелось совсем, хотя мы и не знали, сколько денег придётся отдать «по-честному». Гаишник, к которому мы пристали с распросами, сказал ехать на Дурова 18, в ГАИ, и как показал контрольный выстрел звонок в 02 и — по их совету — в эвакуаторскую диспетчерскую (495) 504-17-24, не соврал. Жена была отправлена грузиться в поезд, а мы с тестем отправились на Дурова, где влились в весёлую очередь таких же, как мы, несчастных. Очередь двигалась очень медленно, на каждого нарушителя-потерпевшего (впрочем, там были не только обманутые простаки с Трёх Вокзалов) уходило минут по десять, и только около трёх мы получили от гаишников нужные бумажки. Грели душу два факта: во-первых, мы не пошли на сделку с совестью и не совершили ничего аморального (в отличие, например, от некоторых стоявших с нами и вокруг нас, которые договаривались с толокшимися поблизости жульманами на «без очереди»), а во-вторых, что заплатить надо всего сто рублей, к тому же — честно, в банк, по квитанции (причём в течение месяца). Правда, перемещения по ночному городу вышли в некоторый убыток карману — от ГАИ ещё пришлось добираться на штраф-стоянку — но ничего катастрофического. Оттуда уже своим ходом по Садовому кольцу, по Ленинскому и по Профсоюзной в Коньково.

И ещё минут двадцать мы кружили вокруг дома, выискивая, где бы приткнуться! Ох уж эта Москва, все на машине… В четыре часа ночи негде припарковаться! Но вот, теперь этот день, полный приключений, можно считать оконченным. Пора спать. Давно рассвело, причём я ведь не в Питере. Отосплюсь и начну покорять столицу, со всеми её выкрутасами. А день прошедший запомним так: «Знатный Дальнобойщик», «велика Россия», «знакомство с гаишнегами».

Реклама