Открывал велосезон.

Отличная погода стояла сегодня в Питере — тепло, солнце, птички поют. Весна. Ещё с утра решил, что надо бы покататься. Долго протормозил — уборка, ДЕСЯТЬ (о котором отдельно), накачка колёс — и выехал только в полчетвёртого. Для начала покрутился по центру — Моховая, Летний сад, Мойка, Конюшенная, Дворцовая. Красота. Потом занесло на Исаакиевскую, и я не удержался, полез на колоннаду (содрали полтинник). Наверху я бывал в жизни, наверно, раз, и слабо помнил те впечатления.

Ну, братцы, доложу вам, действительно самое высокое здание старого Питера. Сначала прочувствовал это ногами, а потом — такой вид! В другую погоду панорама, думаю, выглядит вполне по-питерски депрессивно — крыши, трубы, колодцы… Но сегодня, на солнце, просто роскошь. Шпили искрятся, река течёт, только жаль — зелени нет. В остальном всё отменно.

Потом возобладала моя вечная тяга ко всякой гнусности, и я принялся искать выход к морю. Существенное отличие южной части города от северной, что доступ к заливу заблокирован верфями и заводами. Мне кажется, это вредительство. Берег должен быть открыт для праздной публики, там должны тесниться маленькие ресторанчики, где подают карельскую форель и свежевыловленную корюшку, а туристы и прочие зеваки прогуливались бы взад-вперёд, выискивая на горизонте Кронштадт и поражаясь проплывающим мимо белоснежным круизным лайнерам. Как-то так. На самом же деле у нас имеются сначала Адмиралтейские Верфи, потом порт такой, порт сякой, порт лесной, а потом Кировский завод, и выйти на берег можно только в районе Ленинского проспекта, среди вонючей свалки.

Так что я проехал мимо Новой Голландии (поставлен новый высокий забор, написано, что идет реставрация и т.д., внутри никакой активности не заметно). Потом по Мойке, по Пряжке, по Матисову острову, потом Калинкин мост, и на Гутуевский остров. Посетил между прочим, Церковь Богоявления на Гутуевском острове (фотки 1, 2), присутствовал на службе минут пятнадцать. Со всем уважением, пение и переодевание — это прекрасно, но если бы батюшка что-нибудь от себя говорил, было бы интереснее.

Оттуда отправился на Канонерский остров. Давно хотел там побывать, тем более что жена моя Варя уже успела туда съездить без меня и рассказывала про туннель и что вообще прикольно. Действительно. Едешь, едешь по Двинской до упора: проезжаешь все жилые дома, потом начинаются припортовые территории (там как раз Лесной порт, все грузят брёвна), а потом уходишь под землю. Туннель на редкость страшный, совершенно чудовищный, хотя и недлинный: во-первых, он довольно узкий (по одной полосе в каждую сторону, практически без тротуаров — есть две символические тропинки по бокам, но шириной ровно в человека, на велике не проехать), во-вторых, крутой — сначала круто вниз, потом сразу круто вверх, в-третьих, тёмный, и в-четвёртых, с загибами. Ну, и гоняют все в нём нехило, конечно. Так страшно на велосипеде мне, наверно, ещё не бывало.

Зато сам остров отличный: на нём почти никаких индустриальных территорий (только Центральная Станция Аэрации, да на другом конце что-то небольшое), много жилых домов и прекрасный выход на залив — песчаный пляж, довольно широкой, хотя и замусоренный. Я подошёл к воде, и дно видать; оно вполне чистое, песчаное. Летом наверняка все купаются. Хотя как там можно жить, ума не приложу: случись что с туннелем, и других способов попасть на сушу не будет. А на острове и больницы наверняка нет — там всего два десятка домов. Кстати, примерно в середине туннеля с потолка активно капает вода. Очевидно, морская…

Собравшись с духом, проехал второй раз через туннель и вернулся на большую землю. Попутешествовал ещё по закоулкам Лесного порта, по Екатерингофке и вокруг, но потом по улице Калинина упёрся в ворота Кировского завода, и понял, что ловить тут больше нечего. Лесной порт граничит с территорией Кирзавода, а тот, известное дело, простирается на несколько километров. Объезжать завод уже было поздно, вечерело. Поэтому я выбрался на Стачек, перекусил и отправился домой. Самым обычным маршрутом — Ивана Черных, Розенштейна, Обводный, Советские, Клинский (тут меня расстроило, что садик «Олимпия» на Московском, во-первых, меньше и чахлее, чем мне помнилось, а во-вторых, в нём ещё какую-то подозрительную приблуду строят — что, учитывая уже имеющееся в нём М-Видео, означает фактическое его уничтожение), потом Рузовская, Загородный, Владимирский, Литейный, и вот я дома! Всё вместе заняло четыре с половиной часа, из них примерно три с половиной в седле. Велосипедный сезон объявляется открытым!

Вот только смогу ли я завтра передвигаться, вопрос…

Advertisements