Письменное слово довольно живуче. Слово опубликованное (в том числе — в Сети) живуче вдвойне. Каждое мнение, которое ты высказываешь, вернётся к тебе рано или поздно.

В особо опасном положении оказываются авторы блогов. Если я, допустим, журналист, и пишу разгромную антиизраильскую статью в газету «Завтра», то тут нет ничего удивительного — никто не станет ожидать от меня иного; к тому же часть моральной ответственности ляжет на редактора и газету в целом — three is a company. Конечно, через три года я могу найти на родовом древе прадедушку-раввина и перебраться в Петах-Тикву; но обычно человеку не приходится краснеть за то, что он делает профессионально и ежедневно, публично — будь то хоть купирование ушей собачкам или рисование порнокомиксов. С другой стороны, если человек высказался под псевдонимом на ку-клус-клановском форуме, вряд ли его личность будет когда-то обнаружена (хотя это и не исключено — если кому-то очень понадобится, то можно раскопать и такое). Если же я пишу в блог или школьную стенгазету, то с годами я могу сильно об этом пожалеть: пишу о разном и честно, при этом личности своей не скрывая.

Первое правило блоггера — не пиши того, что не понравится твоему работодателю, нынешнему или будущему. С нынешним ещё понятно, с будущим сложнее. Кто знает, вдруг завтра ко мне придут хэдхантеры микрософта? Приходится воздерживаться от резких суждений. Но ладно работа. Есть гораздо более грозные опасности. Политические взгляды, национальный и гендерный вопросы, вообще любое мнение может повернуться против меня. Буду я, допустим, выдвигаться в президенты Объединённой Евразийской Народной Демократии. А тут вдруг выясняется, что десять лет тому назад я написал, что столица ОЕНД город С*** — грязный, облезлый и заплёванный городишко. Да ещё и (какое паскудство!) фотографии приложил. Плакала моя политическая карьера… А уж если кто из моих нынешних друзей прославится геростратовским методом, тут вообще пиши пропало.

Что особенно прискорбно, проконтролировать распространение своих словес совершенно нереально. Только они вышли за пределы моего системного блока — и всё, гудбай! Десять серверов уже всосали их в свои архивы, и оттуда их теперь только атомной бомбой выбить можно (нет-нет, я, конечно, двумя руками за нераспространение…). А полностью исключить скользкие темы — проще вообще ничего не писать: кто знает, какая тема будет скользкой через десять лет? Возьми Wayback Machine — там хранятся материалы сайтов, давно сгинувших в пучине неоплаченных хостингов.

Двоякая ситуация: слово в Сети одновременно и ненадёжно в сравнении с печатным (из тысячного тиража хоть один экземпляр да заваляется), и чрезвычайно доступно, не поддаётся контролю. Взять ту же стенгазету: вряд ли она выйдет далеко за пределы круга одноклассников (хотя в случае президентских выборов это не исключено); сетевые же заметки доступны всем и каждому. Когда пишешь в Сеть, нацеливайся на конкретную аудиторию (чтоб не получилась вода, как у меня), но будь готов ко всякому визитёру. Не сквернословь, не ругайся, не язви на широкие темы; будь позитивен.

Advertisements