Сеул совсем не похож на Питер. Он гораздо чище. Он расположен среди гор. Он хаотичен, как любой город, выросший не по плану. Он растекается во все стороны без границ и порядка. Поднимаясь на любой холм, обнаруживаешь, куда ни брось взгляд — дома, стройки, заводы…

Корейцы не похожи на русских. Они позитивнее. Они спортивнее. Они непрерывно жрут и при этом не толстеют. Они почти не валяются пьяные. Они выгуливают собак на такой высоте, где у нас кружится голова. За рулем они не сигналят и пропускают пешеходов. За прилавком они здороваются и не хамят. И не понимают по-английски.

При этом есть и общие черты. Например, миф о восточном трудолюбии понемногу рассеивается. С одной стороны — да, они возвращаются с работы явно поздно, а также возделывают цветочные клумбы на вершинах гор и строют лестницы на склонах (обстановку в горах надо будет описать отдельно). С другой — поотлынивать от дела они совсем не прочь.

Всякий, кто видел корейского тестера, представляет схему его работы: открыть шестнадцать окон MSN Messenger’а, причем печатать в них вслепую с бешеной скоростью и, кажется, в несколько окон одновременно; запустить музыку погромче; разложить пасьянс; шумно переговариваться с соседом; чистить зубы; тестировать телефон. А в перерыв — обязательно StarCraft, тут и говорить не о чем.

Такого подхода к работе придерживаются, видимо, и остальные корейцы. А также, похоже, и китайцы. Так, наши соученики из Китая не раз были мной замечены за раскладыванием «Косынки» во время лекций. А наш последний преподаватель (кореец), тот и вовсе порадовал всех неожиданным решением: после того, как мы целый день бились под его руководством с тремя тестовыми заданиями (и многие, замечу, так до конца и не добрались), в конце он говорит: «Оставшиеся два задания, мне кажется, несложные, пусть они будут для вас домашним заданием; встречаемся в понедельник, а назавтра — выходной!».

Итак, День Свободы От Забот. Нежданно-негаданно, у нас есть лишний день предаться порокам. Однако правильно ли будет потратить его на пьянку и дебош, порчу девок и казенного имущества? Ни в коем случае, решили мы, — в воскресенье у Николая день рожденья, тогда и покуролесим, а пятница у нас будет День Здоровья. Пойдем в горы.

Определившись с планами, мы завалились спать. Бремя белого человека свалилось с наших плеч. Нам снились сны про детство и родной дом, наши родители и наши любимые… Проснулись мы к полудню.

Чертыхаясь и сквернословя при виде часов, я принялся будить соратников (Денис встал значительно раньше, остальные же отказывались подавать признаки бодрствования). Пока засони поднимались с кроватей, мы с Денисом отправились завтракать — решили в кой-то веки посетить рыбный ресторан.

Это было скверно. Даже вспоминать не хочется. Ушли неудовлетворенные.

Пока суд да дело, стрелка перевалила за два часа. С остановкой у Макдональдса, да с поездкой на метро, к месту назначения мы добрались к четырем. Решили не ехать на метро до самой горы — сначала пройти мимо дворца ЧангДыкГунг (или какого-то другого: их там было несколько, а карта у нас довольно приблизительная). Собственно говоря, ходить по дворцам — неблагодарное занятие: все они одинаковы и представляют собой огороженные стеной садики с резными и раскрашенными беседками. Мы пошли вдоль стены одного дворца, потом другого, потом по улочкам… и постепенно в нас зрело чувство, что карта отражает действительность все менее адекватно.

Кажется, когда идешь в гору, заблудиться невозможно: всегда выбирай путь, который ведет вверх. Однако, на самом деле такой алгоритм работает только в идеальном случае — при отсутствии тупиков и заборов. С тупиками мы успели познакомиться уже в воскресенье, в аналогичной ситуации. Сегодня день был посвящен заборам. Символично, что восхождение мы начали движением вдоль дворцовых стен. Продолжили мы подъемом по дороге-серпантину, где с одной стороны была натянута сетка, чтобы машины не падали с обрыва, а с другой — чтобы что-нибудь не свалилось сверху (как мы тогда думали).

Дорога привела нас на изрядную высоту, с которой открывался неплохой вид на город, но это была далеко не та вершина, на которую мы стремились. Шоссе уходило вниз на другую сторону горы, а вверх по склону шло небольшое ответвление, упирающееся в ворота военной части. Недоразумение, подумали мы. Тогда мы еще не представляли масштаба проблемы. Вбок по склону карабкалась тропинка, и мы двинули по ней.

вид на Сеул со склона горы Букаксан

Тропа была приятна, аккуратна и живописна. Мы шли через тихий светлый лес, навстречу попадались отдельные спортивные корейские бездельники, тропа то спускалась, то поднималась; ее поведение успокаивающе сочеталась с нашим представлением о том, что мы должны долго идти вдоль хребта, плавно поднимающегося к вершине. Хребет был. Мы шли вдоль него. Мы шли, и хребет продолжался.

Потом нам стала попадаться колючая проволока и непонятные, но явно угрожающие таблички по-корейски. Ясно, думали мы, гады заняли главенствующую высоту. Но пока они не мешали нам идти в нужную сторону, мы были спокойны.

Безмятежное движение нарушило шоссе. Тропа кончилась. Налево туннель, направо — спуск в город. Слабые духом (без имен!) плюнули и пошли искать такси. Оставшиеся только презрительно глянули на них и принялись озираться. Что мы видим: ворота резные с девушкой при входе, в десяти метрах еще одна дорожка в горы. Справа явно ловить нечего.

Пошли сначала к девушке, которая встретила нас поклоном и что-то свое нам пробурчала. Оказалось нечто вроде стандартного корейского дворца: территория огорожена резным забором, внутри павильончики, кафе, ничего особо выдающегося. Прошли кругом, вышли. Взошли на соседнюю дорожку; но не пройдя и двадцати метров, уперлись в забор. Сунулись туда, сюда, побеспокоили туземцев в каком-то явно подсобном дворике, решили двинуться прямо по склону, но были остановлены на удивление англоговорящей кореянкой, сообщившей, что «military zone» и пошли вон.

Поскольку пробираться через автомобильный туннель было бы уж совсем кисло, отправились вниз, направо. И казалось, что уже все: сейчас повернем к метро и домой, и пошли разговоры, что неплохо бы и поесть, но что-то непрерывно тащило нас в горы, мы все время держались поближе к склону. Места это были довольно мажорские (как и вообще, кажется, север города): посольства, просто богатые коттеджи, иномарки (в Корее, между прочим, встретить иномарку — большая редкость: пошлины там еще гораздо больше, чем в России, и практически все ездят на корейских машинах, преимущественно Hyundai). А еще мы попали в буддистский монастырь.

Входные ворота — в стандартном корейском стиле, резьба и раскраска. Внутри ворот стоят статуи-страшилы, тоже весельного окраса. Во дворе — огромный каменный Будда, метров пять ростом, а его ног — куча разномастных статуэток, преимущественно будды и слоники. А наверху, над воротами — звонница (маленькая беседка) со здоровым, в человеческий рост, колоколом, покрытым картинками и китайскими иероглифами. Ребята сначала не одобрили моей наглости и высказали опасение, что сейчас стоящий неподалеку монах поднимется и наваляет нам по методу Шао-Линь, но потом принялись фотографироваться с колоколом, как и я. Оказывается, если даже легонько постучать костяшкой пальца по такому тяжеленному колоколу, он вполне слышимо гудит. Выяснив это, мы уж было подумали, что теперь-то нам точно конец пришел, поскольку на звонницу стрелой взлетел молодой послушник в коричневом одеянии и в резиновых шлепанцах. Но нет, оказывается, просто пришло время звонить по-настоящему. Это делается с помощью бревна, наподобие тарана подвешенного рядом с колоколом.

колокол в буддистском храме

Мы отправились дальше, слегка жалея, что не напросились в имевшуюся при храме буддистскую столовку, но в то же время понимая, что местные повара вряд ли удовлетворили бы наши плотоядные вкусы. Зато через некоторое время, уж не помню в точности как, оказались мы на тропинке, идущей вдоль шоссе, которое уходило вдаль по очередному склону, не поднимаясь особо, но и не спускаясь вниз. Слева у нас был крутой подъем, покрытый лесом и отгороженный забором все той же повсеместной воинской части, справа — обрывистый спуск, ничуть не менее покрытый лесом, но куда слабее отгороженный иногда низенькими перилами, а чаще и вовсе ничем.

Тропа тянулась и тянулась, иногда отходя от шоссе, но всегда возвращаясь обратно. На тропе попадались уже привычные нам горные спортплощадки (удивительно, но там даже настенные часы висят, и ходят, и ничем не прикреплены, а никто не сопрет! Удивительная страна…) Кроме того, на тропе нам попадались военные укрепления — доты и окопы. К войне с северным соседом — всегда готов! И чем больше мы шли, тем больше было укреплений, и КПП, и мы даже встретили один военный патруль (правда, ребята с автоматами были по другую сторону забора), и оттого у нас все усиливалось впечатление, что мы уже вышли из Сеула и приближаемся к границе с Северной Кореей.

Но вдруг перед нами оказалась открытая площадка, а на ней — ооо! — ресторан, и мы с высоты обозрели окрестности (с помощью установленных там биноклей, кинув по монетке), и увидели вдали сеульскую телебашню, и возрадовались, поняв, что не так мы далеко от дома, и сели обедать. И пока мы обедали, за окном стемнело дочерна. Зато наелись мы так, как не наедались никогда в Корее (замечу в скобках, что вообще корейская кухня — видимо, благодаря обилию овощей — воспринимается организмом замечательным образом: объевшимся себя даже после плотного обеда не чувствуешь (и этот раз не исключение), зато сытым остаешься очень долго).

В общем мы поняли, что на этой горе нам ничего, кроме военной части, не светит, а потому путь от ресторана уже воспринимался как дорога домой, тем более, что по карте мы более-менее сориентировались. Да так оно и было: мы спокойно спускались ниже и ниже по шоссе, четко понимая, что ждет нас за очередным поворотом; глазеть в темноте было не на что; а происшествий с нами никаких не случилось. Мы без проблем (хоть это и заняло часа полтора) дошли до метро, пообщавшись по дороге с полицейским (он тоже знал английский и, видимо, хотел это продемонстрировать), вообще насмотрелись на людей в форме, так как шли через правительственные кварталы, и вернулись в отель, где я и уселся тут же к компьютеру, чтобы пообщаться с вами, дорогие читатели. На вершину самой высокой в Сеуле (342 метра) горы мы так и не попали.

Соседняя ниже на шесть метров. Идем в воскресенье.

P.S. Обнаружил, что фотки все-таки можно закачивать (корпоративная система безопасности добра ко мне). Вставил пару.

Реклама